Жена игоря рыбакова

Супруга миллиардера Игоря Рыбакова Екатерина: «Быть несовершенной, но настоящей — вот что делает меня счастливой»

В современном обществе существует множество стереотипов. Один из них — жены богатых мужчин занимаются исключительно собой и помогают своим благоверным только тратить нажитое непосильным трудом. Эти мифы развеиваются, когда встречаешься с такими женщинами, как Екатерина Рыбакова. Ее супруг Игорь Рыбаков — один из богатейших людей нашей страны, он занимает 117 место в списке Forbes Russia с состоянием в 900 миллионов долларов. Казалось бы, у этой женщины есть все — деньги, возможности, работящий муж, большая семья (у Екатерины и Игоря четверо детей), а значит, можно расслабиться и наслаждаться благами своего положения. Но Екатерина другого мнения — вместе с супругом они основали «Рыбаков Фонд», где занимаются модернизацией образования, популяризацией предпринимательства и решением сложных социальных задач. Специально для Woman.ru Екатерина рассказала, каково быть женой миллиардера и как в погоне за самореализацией не потерять любовь и доверие друг к другу.

Счастливы вместе

Мы познакомились с Игорем в августе 1991 года, будучи студентами. Во время отдыха в летнем студенческом лагере произошла наша встреча: мне тогда было 18 лет, а Игорю — 19. Осенью я вернулась в Петербург, а Игорь уехал в подмосковный Долгопрудный — так начались наши отношения на расстоянии. Тогда не было интернета и мобильных телефонов, и нам приходилось писать друг другу письма, ходить на междугородние переговоры. Это была целая эпопея, о которой многие уже и не помнят. Каждый раз, как я хотела поговорить, я отправляла Игорю телеграммой приглашение на переговорный пункт. Там указывались дата и время звонка. Честно говоря, проще было приехать — поезд шел ночь, плюс у нас была студенческая скидка (улыбается).

Наши отношения развивались непросто: мы то расставались, то снова начинали встречаться.

«На третьем курсе, через год после нашего знакомства, Игорь и его друг Сергей решили в свободное от учебы время (а потом — и не только в свободное) заработать денег и начали раскручивать свой бизнес — так появилась компания «ТехноНИКОЛЬ». В то время мне было абсолютно не важно, сколько у Игоря денег и насколько он обеспечен».

Возникновение идеи и ее реализация длились все то время, сколько мы встречались. А встречались мы долго — после окончания института в Санкт-Петербурге я переехала в Москву, поступила на второе высшее, еще полтора года мы просто жили вместе, пока не решили пожениться.

Когда мы пришли в ЗАГС подавать заявление, то захотели выбрать необычную дату — так мы поженились в мой день рождения. С тех пор в нашей семье двойной праздник. Тогда это был будний день, поэтому гуляли мы скромно — были только родные и друзья. Уже на следующий день Игорь отправился в деловую поездку, которая прошла успешно, и мы решили, что так благотворно на него подействовала женитьба.

«Меня часто спрашивают, важно ли было для меня его состояние на тот момент, и я всегда отвечаю на это одной фразой: «Женщинам в богатых мужчинах нравится не их успех, а те качества, которые позволили его добиться». В Игоре было все то, что мне представлялось важным для мужчины, — решительность, творческая натура, лидерские качества, ум, сила».

Ему самому важно было чувствовать себя надежным партнером, способным взять на себя ответственность за свою девушку и будущую семью. Мне кажется, это поддерживало его стремление зарабатывать деньги, желание развиваться и не стоять на месте.

Четырежды мама

Наш первый ребенок был долгожданным — несмотря на то, что мы были готовы сразу же стать родителями, пришлось немного подождать. В 27 лет я впервые стала мамой, и для меня это было огромное счастье. Мы решили не останавливаться на одном ребенке — сейчас я мама четырех прекрасных ребят. Тогда я полностью посвятила себя их воспитанию, и, надо сказать, это время затянулось надолго — дети у нас с мужем появлялись с разницей в два-три года.

У меня два высших образования: одна специализация техническая, другая — дизайнерская. Долгое время я мечтала развиваться в сфере дизайна и посвятить этому делу свою жизнь. Но с появлением детей мои интересы сместились, и я начала больше интересоваться педагогикой, психологией и вопросами образования.

В какой-то момент в моей жизни произошли кардинальные изменения — дети подросли, стали требовать меньше заботы и внимания, у меня появилось время на себя и на то, чтобы заняться тем, что мне интересно.

«Часто мамы продолжают отдавать себя семье и ухаживать за детьми, даже когда те уже не нуждаются в такой опеке. А этот момент очень важно осознать и принять. Именно тогда, когда женщина понимает, что детей нужно отпустить, предоставить им больше самостоятельности и свободы, возникает логичный вопрос, чем заняться и чему себя посвятить».

Я понимала, что отсутствие дела принесет мне не наслаждение, а внутреннюю пустоту и тревогу, кроме того, я рисковала стать неинтересной ни мужу, ни детям.

Помог себе — помоги другому

Именно в тот момент мы с супругом основали «Рыбаков Фонд», который в том числе занимается вопросами модернизации образования и решением социальных задач — тем делом, которое мне действительно интересно и в котором я вижу смысл. Так, создание Фонда стало решением проблемы моей занятости. Один из проектов Фонда, где я являюсь идеологом, — программа PRO Женщин, направленная на помощь в раскрытии и реализации женского потенциала в современном мире. Для меня это близко, ведь я и сама когда-то столкнулась с вопросом, чему себя посвятить и как вернуться к активной социальной жизни после воспитания детей.

Наш Фонд не раздает деньги, мы реализуем проекты, меняющие общественную среду. Среду, в которой люди имеют больше возможностей реализовать свой потенциал. Каждый человек обладает большим потенциалом в той или иной сфере, но в обществе существует ряд ограничений, которые подавляют его. Так, многие женщины в нашей стране испытывают проблемы с реализацией — не знают, с чего начать, к кому обратиться за поддержкой, считают, что им не хватает денег, знаний, общения. Они не могут найти единомышленниц, с которыми можно было бы обсуждать идеи и возможности их воплощения.

Мы же способствуем тому, чтобы люди собирались в группы, сообщества, в которых могли бы обмениваться опытом, связями, мотивировать друг друга. В сообщество приходят женщины, у которых есть идея своего проекта или уже бизнес, и они хотят продвинуть его на следующий уровень, но приходят и те, у кого есть только желание что-то поменять в своей жизни. Нами разработана методология работы в группах для достижения наилучшего результата, благодаря чему каждая участница начинает смотреть на мир шире, видеть новые возможности и, что самое важное — чувствует мощную поддержку других участниц сообщества PRO Женщин.

Благодаря онлайн-платформе, программа доступна женщинам в любой точке нашей страны и за ее пределами. Участницы из разных городов могут общаться между собой, обмениваться знаниями и опытом и договариваться о совместных проектах. Сегодня программа работает в 13 регионах России и насчитывает более 600 человек.

«Многим непонятно, зачем я, будучи женой обеспеченного мужа, занимаюсь делами Фонда. На мой взгляд, обеспеченность и удовлетворение материальных потребностей не дают человеку ощущение полноценной жизни. Возможно, подобный образ жизни кого-то и устраивает, но это точно не для меня».

Даже если ты не занимаешься бизнесом, должно быть занятие для души. Жизнь нужно наполнять смыслом, развиваться, чтобы было интересно просыпаться каждый день.

Преодолеть «синдром отличницы»

Мое утро по-прежнему начинается с того, что я в первую очередь мама и должна всех разбудить и собрать в школу. А поспать у нас в семье любят все без исключения! (Смеется.) Конечно, балансировать между семьей и работой непросто, особенно первое время, когда необходимо менять устоявшиеся привычки и уклад жизни.

«Так, раньше я была уверена в том, что поддержание порядка в доме и воспитание детей — это полностью моя забота и ответственность. Когда же я начала работать, мне пришлось договариваться с детьми и мужем, призывать их разделить со мной заботу о доме и семье».

У многих женщин существует «синдром отличницы» — все должно быть под контролем, идеально. Однако я решила встать на позицию детей, посмотреть на мир их глазами и задаться вопросом: «Что для них важнее — каждый день видеть чистый и убранный дом с горячим обедом на столе и измученную маму или счастливую и удовлетворенную маму?».

Скажу честно, и мне было сложно перестроиться. Но я поняла, что нужно правильно расставлять приоритеты. Я определила для себя, что мне важно, чтобы мои родные были живы, здоровы, заняты делом. Все остальное — условности. Сегодня я гораздо меньше переживаю из-за того, что многое в жизни складывается неидеально. Я стала намного спокойнее относиться даже к оценкам детей в школе. Двойка или пятерка — личное дело ребенка, которое я не могу контролировать, но могу поддержать и помочь.

«Сознательно своих детей мы не балуем. Однако при нашем образе жизни не всегда получается оградить их от каких-то избыточных благ. Конечно, дети привыкают к определенному уровню жизни, что может сделать их уязвимыми в дальнейшем. Но я все же надеюсь, что мы привили им правильные ценности и ориентиры и они со всем справятся».

Конечно, у нас есть помощники. Когда дети были маленькие, у нас была няня, сегодня есть горничная и водитель. Сегодня я больше занята, и появился соблазн нанять еще помощников по дому, например, человека, который будет гулять с собакой. Но я себя сдерживаю (смеется). Несмотря на то, что иногда жалко тратить драгоценное время на некоторые вещи, я все равно стараюсь оставить часть дел для себя и детей. Они должны чувствовать ответственность, уметь договариваться между собой — это очень сплачивает. Любой ребенок, вне зависимости от материального положения родителей, может вырасти избалованным, и дело будет вовсе не в том, сколько его мама и папа могут себе позволить, а в том, что родители не могут выстроить правильные приоритеты.

Читайте также  Жена валерия сюткина

Все строится на доверии

Об отношениях с мужем скажу, что отношения требуют постоянной работы над собой, особенно если речь идет о долгосрочном союзе. Лично мне раньше было сложно довериться человеку и тому, что он делает. Но я научилась говорить себе, что могу не понимать и не видеть то, что понимает и видит мой партнер.

«Сегодня я знаю — все строится на доверии, которое при этом абсолютно безвозмездно и не гарантирует ничего. Я понимаю, что мой муж — обеспеченный мужчина и его статус, состояние и успех выглядят очень привлекательными для многих молодых девушек. Но я не могу контролировать ни его, ни таких девушек. Я вверяю ему себя и понимаю, что от его решения и выбора зависит многое в моей жизни, принимаю это и не ищу никаких гарантий и механизмов защиты».

Конечно, как и в любой семье, у нас случались конфликты. Раньше они происходили из-за работы мужа. Игорь всегда был увлечен своим делом — созданием эффективной компании. Естественно, его увлеченность иногда приводила к тому, что все другие вещи уходили для него на второй план, а я не всегда была терпима к такой позиции. Но с годами мы нашли баланс и больше по этому поводу не конфликтуем.

Я благодарна Игорю за его доверие — он поддерживает меня в моих решениях, даже если не согласен со мной и не понимает, почему я так поступаю. Даже если я ошибаюсь, он всегда подбадривает меня.

Бессознательно многие женщины на работе и в семье пытаются сравняться с мужчинами, но это неизбежный путь к конкуренции. Выяснение, кто лучше, кто прав, кто главный в семье, как и в любом партнерстве, ни к чему хорошему не приведет. Мне кажется, для женщины очень важно осознать свою уникальную роль и не пытаться соревноваться с мужчиной.

«Признаюсь, за свою жизнь я не испытывала материальных проблем, за что благодарна родителям и, конечно же, Игорю. В детстве мы жили и не чувствовали нужды, хотя лишних денег не было — это был Советский Союз. Но ситуаций, когда я не могла себе что-то позволить, у меня не случалось. Все, чего мне хотелось, всегда было в моей жизни. Но я думаю, что во многом это зависит от жизненных приоритетов — не помню, чтобы я мечтала о каких-нибудь супердорогих сережках. Сегодня даже одежду я выбираю на бегу — это могут быть и брендовые вещи, и масс-маркет».

Игорь временами любит дарить подарки, но мне дороже то, как он уважительно относится к моим чувствам и ценит мое мнение.

Обеспеченность возлагает на человека ответственность. Так же, как и интеллект, талант. Любое дарование — это своего рода проверка, как ты этим дарованием распорядишься. Я доверяю своему вкусу, не очень ориентируюсь в модных трендах и отношусь к материальным благам абсолютно спокойно. Я не стремлюсь выглядеть «на миллион» — это занимает слишком много времени и сил, да и совсем не обязательно. Быть несовершенной, но настоящей — вот что делает меня счастливой.

Жена Игоря Рыбакова — фото, дети, биография миллиардера

Рыбаков Игорь Владимирович – всемирно известный миллиардер. Он славится компанией, которая достигла огромных успехов в современной индустрии. Компания называется «ТехноНИКОЛЬ». Набрав огромную популярность в сфере предпринимательства, появился огромный интерес со стороны общественности. Биография Игоря Рыбакова привлекала все больше и больше внимания. Личная жизнь также не осталась в стороне. Хотя, в отличие от большинства бизнесменов-холостяков, в мире уже существовала жена Игоря Рыбакова. Ею стала девушка по имени Екатерина.

Люди удивлялись, как простой парень, который зарабатывал на жизнь, продавая мороженное, стал таким успешным человеком. Это просто не реально! Однако пример Игоря доказывает совсем обратное.

Жена Игоря Рыбакова фото

Игорь Рыбаков познакомился с будущей женой, когда еще они были юными студентами. Всю учебу в университете у них развивались отношения. Жена Рыбакова Игоря рассказала захватывающую историю их студенческой жизни.

Знакомство Екатерины и Игоря произошло в 1991 году. Тогда они отдыхали в летнем студенческом лагере. Разница в возрасте составляла один год. Ей было 18, а Игорю было 19 лет. После лагеря отношения продолжили развиваться на расстоянии. Эта пара доказала то, что не много кому удается преодолеть – отношения на расстоянии. Фото жены Игоря Рыбакова представлено далее.

Жена Рыбакова, Екатерина, родом из Санкт-Петербурга, а Игорь москвич. В то время ни как сейчас – интернета не было, так же как и смартфонов. Они могли связываться только с помощью писем и междугородних звонков. А происходило это следующим образом: писали письмо с точным временем и днем звонка и приходили в переговорный пункт к этому времени. Хотя проще, утверждает жена бизнесмена Игоря Рыбакова, было приехать, если уж очень сильно хотелось встретиться. К тому же, для студентов в то время была скидка на проезд в поездах. Такие были отношения.

Были и ссоры и расставания, но эта Игорь и Екатерина преодолели все. Бизнес начинал развиваться именно в то время, когда и их отношения. После того, как Екатерина окончила институт в Санкт-Петербурге, она решила получить второе высшее образование и поступила в Московский университет. Около полутора лет молодые жили вместе, а затем решили расписаться.

Придя в ЗАГС, молодожены хотели выбрать такую дату необычную и остановились на дне рождении Екатерины. Теперь этот день для их семьи двойной праздник. Торжество прошло скромно, все-таки студенты, куда тут разгуляться, но гости все же присутствовали – это были друзья и родные супругов.

Сейчас общественности больше всего интересно то, был ли важен для Екатерины статус жениха, его состояние. На что жена Игоря отвечала, что ей нравится успех ее мужчины, его цель в жизни, а не состояние. Состояние – это следствие успеха, которого Рыбаков смог добиться. Он желает развиваться и зарабатывать, чтобы обеспечить свою любимую семью.

В семье Игоря Рыбакова на данный момент воспитываются четверо детей. Первенца Екатерина подарила своему супругу, когда ей было 27 лет. Игорь Рыбаков с женой очень долго ждали появление детей. Они были готовы сразу после женитьбы стать родителями, однако этого не произошло. Остальные дети появлялись с разницей в два-три года. Все дети Рыбакова воспитываются строго.

Своему успеху Игорь также обязан своей бабушке, которая научила его «не-пи-щать». Поэтому и своих детей крупнейший миллиардер воспитывает так, чтобы они знали, что благополучия можно достичь благодаря труду, только ему.

Со временем дети в семье вырастали, и у жены Игоря Рыбакова стало появляться больше свободного времени, что было для нее не привычно. И она открыла Фонд Рыбакова, который занимается разработкой и поддержкой различных проектов.

Участник списка Forbes Игорь Рыбаков: «Все мои возможности — это Катя»

С Катей мы познакомились в 1991 году, в день августовского путча. Мы вместе оказались в студенческом лагере «Радуга» под Геленджиком. Я тогда учился на втором курсе МФТИ, Катя — в Уральском политехническом. Конечно, мне захотелось как-то заинтересовать прекрасную девушку, и вскоре это удалось: я занял второе место на соревнованиях по поднятию гирь. Потом Катя уехала в Санкт-Петербург, куда как раз перевелась тем летом, а я вернулся в Долгопрудный. В октябре захожу в общежитие, а соседи говорят: «Приезжала девушка Катя и спрашивала о тебе». Меня этот поступок, конечно, сразил.

Следующие четыре года мы встречались то в Москве, то в Петербурге. То ссорились, то мирились. Пока не настал момент решения — вместе мы или нет. Именно в этот момент я узнал, что Катя проездом в Москве, и за 40 минут до отхода ее поезда в Петербург примчался из Долгопрудного на Ленинградский вокзал.

Читайте также  Моя жена вконтакте

После этого мы не расставались. Я к тому времени уже занимался бизнесом, наша компания «Технониколь» успешно развивалась, так что мог позволить себе купить трехкомнатную квартиру в Москве. Правда, год спустя Катя вдруг собрала вещи и сказала, что уезжает, потому что предложения выйти замуж я ей так и не сделал. Но я все-таки в итоге сумел быстро исправить ситуацию и встал перед Катей на колено.

Первые 15 лет совместной жизни мы только учились разговаривать на общем языке. Это было непросто, но у нас по крайней мере было стремление понять друг друга. В те годы жизнь строилась по такому принципу: я веду бизнес, а дома любимая женщина занимается хозяйством и детьми (у нас два мальчика и две девочки). Традиционная комбинация, которая сложилась после студенчества, — муж-добытчик, жена-хранительница — отлично работала на протяжении 15 лет, но в какой-то момент неизвестно почему стала давать сбои. Мы начали совместный поиск, обратились к семейному психологу, пытались иначе выстроить отношения.

Можно сказать, что отложенный итог перезагрузки наших отношений — это «Рыбаков Фонд». Все начало выстраиваться по-­новому, когда я задумался, есть ли жизнь «после денег», после бизнеса. В этот момент в нашем окружении стали появляться новые люди, которые занимались филантропией, — Рубен Варданян и его жена Вероника, Оскар Хартманн.

Мы хотим, чтобы наши дети прожили свою жизнь самостоятельно. Чтобы над ними не висел груз ответственности за сохранение крупного семейного бизнеса. Не сковывал их, не лишал их возможности создать что-то свое.

Мы не планируем оставлять бизнес в наследство детям. Мы готовы обеспечить им базовый набор. Например, медицинскую страховку и образование, любое, которое они выберут, будь то в России или за границей. На высшее образование предоставим кредит. Кредит беспроцентный, и его можно получить неограниченное количество раз, но, прежде чем брать новый, нужно вернуть предыдущий. На все остальное они должны заработать сами — на покупку автомобиля я, например, кредит давать не буду.

Старшая дочь Полина в этом году поступила в МФТИ на бюджетное отделение, это был ее собственный выбор. Мне, как выпускнику МФТИ, конечно же, очень приятно. Все дети у нас сами выбирают себе школы, поэтому учатся в разных.

Главное, чему мы с Катей можем научить своих детей, — самостоятельно применять свою волю для достижения целей и уметь принимать собственные решения. Цель «Рыбаков Фонда» по большому счету состоит в том же — мы бы хотели, чтобы такой навык был у всех россиян.

Катя для меня — это центр вдохновения, центр семьи и смысл моей жизни. Все мои возможности — это она, все самое важное — от нее. Раньше, до создания фонда, я был вынужден разделять время на три части: семья, бизнес и общество. Теперь же, когда я отошел от оперативного управления бизнесом и вместе с Катей занялся делами фонда, получается, что я и семье стал больше времени уделять, и наша общая производительность выросла.

Игорь и Екатерина Рыбаковы: семейное интервью

Так поговорить с «Форбсом» Игорем Рыбаковым могла только жена Екатерина. О спасении детей от наследных миллионов, о работе вдвоем и о том, кто о ком хочет написать книгу.

Екатерина Рыбакова: Тебя все знают как успешного предпринимателя — одного из тех, кто не держится за привычные модели. Твоя любимая фраза «если что-то не нравится — переделай». Но скажи, Игорь, как ты справляешься с негативом, который идет в твою сторону, когда общество не принимает твои идеи?

Игорь Рыбаков: Как бы ни было приятно одобрение окружающих, зависать в этом стиле общения нельзя. Если постоянно адаптироваться к желаниям других, ничего нового не построишь.

Говорят, слишком большой процент предпринимателей в обществе ведет к революциям.

Неправда. Есть оппортунисты, которые, столкнувшись с трудностью, произносят: «Система неправильная, надо все сломать и построить другую». Какую, не говорят, но насчет «сломать» очень настойчивы. Это не предприниматели, большая ошибка считать их таковыми. Предприниматель знает и может объяснить, что он строит. А такой вот условный революционер говорит «сначала все сломаем, а там разберемся».

Интересно, что нужно, чтобы ты отступился?

Если мне за какой-то промежуток времени 99 из 100 человек сказали, что я придумал ерунду, на сотом я остановлюсь.

Я такое же социальное животное, как и все: если мне долго со всех сторон внушать, что ничего не получится, я поверю.

Чтобы этого не случилось, надо искать единомышленников, окружать себя людьми, которые говорят «пойдем и сделаем вместе».

Можешь так же красиво сформулировать секрет успеха?

Первое и самое важное — знать, что моя точка опоры во мне. Если источник внутренней стабильности вовне, человек, идя по жизни, может перевернуться в любой момент и так разбиться, что мало не покажется. А когда опора внутри, ты ее уже не потеряешь.

А как же поддержка семьи? Она же тоже опора?

Конечно, ведь где лев зализывает раны? В родной пещере, берлоге, норе. Если норы нет, лев быстро теряет функциональность.

Твоя мама рассказывала: ты с детства постоянно что-то придумывал, выдавал идеи. Вот и ответь мне на самый очевидный вопрос: предпринимателями рождаются или становятся?

Все рождаются предпринимателями, до шести лет мы — люди, у которых получается всё. Окружающие постоянно говорят: «О, он научился ходить, читать, ездить на велосипеде, браво, молодец!» Но в семь лет мы идем в школу, где нам начинают внушать, что и каким единственно правильным способом мы должны делать. И ставят оценки, из которых следует, сколько всего у нас получается плохо. Нас готовят к тому, чтобы мы встроились в существующий порядок. Большинство так и поступает.

Я быстро понял, что так могу стать рабом системы. А я хотел изменять правила.

Помнишь момент, когда ты понял, что можешь руководить?

Еще бы я его не помнил! В девятом классе я оказался в стройотряде среди студентов, которые ничего не умели — ни штукатурить, ни молотком работать. А я умел, потому что с детства много времени проводил у бабушки и дядя меня всему учил. Дачный забор, который мы починили, до сих пор стоит. В стройотряде я стал бригадиром над студентами, научил их всему. Даже показал, как делать приписки до 10 % к смете так, чтобы контрольная служба не могла придраться.

И ты так спокойно об этом рассказываешь?!

А как, ты думаешь, я в моей компании «Технониколь» создал систему, которую никто не мог обмануть? Если бы я не научился в стройотряде делать приписки, не смог бы защитить свою компанию от таких же умников.

Хорошо. Тебя мама во всем поддерживала, и ты стал предпринимателем. А к твоей сестре Ладе у нее критичное было отношение (кстати, наверное, именно поэтому из нее получился человек другого склада, поэт!). Как ты считаешь, женщины реже идут в бизнес из-за догм воспитания?

Единственное, что отличает девочек от мальчиков, — это устаревшая установка среды, что предпринимательство не женское дело. Она транслируется через мнения взрослых, поговорки, мемы. В результате многие девочки, пока взрослеют, миллион раз получают сообщение, что бизнес не для них. На самом деле все определяется только твоей природой, характером.

Недавно читала исследование, что от того, насколько женщины вовлечены в экономику и предпринимательство, зависит благосостояние общества.

Может быть. В странах Северной Европы, где вовлеченность женщин в общественную, политическую и экономическую деятельность в разы выше (для примера: женщины премьер-министры — в Финляндии, Исландии, Норвегии и Дании), уровень и качество жизни тоже выше. Но это косвенный фактор. Вообще, чем сильнее вовлеченность людей в жизнь общества, тем лучше. Лет пять назад в России провели показательное исследование. На вопрос «зависит ли от вас что-то в семье» только 2 % опрошенных сказали, что нет. Когда спросили «зависит ли от вас что-то в вашем районе», около 20 % ответило отрицательно. Про город — 50 %, про страну — «нет, не зависит» ответило уже подавляющее большинство. Когда люди говорят, что не могут ни на что влиять, они ничего и не делают.

У нас с тобой два сына и две дочери, и мы сознательно не делаем разницы между тем, как воспитываем мальчиков и девочек. Но со стороны я могу сказать, что ты с мальчишками все же построже.

Детей можно воспитывать только личным примером, поэтому мой подход — начинать с воспитания себя. Я это не сразу осознал, кстати. Однажды ребенка поймал с сигаретой, прочитал ему получасовую лекцию и был собой доволен. А ребенок в ответ: «Пап, ну а ты сам-то зачем куришь?» Пришлось бросить. Для меня это стало точкой перелома.

Я считаю, что так же важно освободить детей от наших ожиданий. Мальчишки даже говорят мне иногда: «Но я же могу не становиться предпринимателем?» Мы их не профилируем, только время покажет, какие пути они выберут. Полина сама выбрала пойти по твоим стопам на физтех.

Читайте также  Жена стаса костюшкина

Екатерина Рыбакова: «Успешной женщиной быть сложно, неуспешной – еще сложнее»

  • 01.02.2018
  • 3 375

Екатерина Рыбакова – женщина, которая восхищает. На протяжении тех лет, пока подрастали дети, она полностью посвящала себя семье, но затем пришло желание реализовать себя в деле. Вместе с мужем она приняла решение создать фонд, который сделает лучше жизнь многих людей. Какова миссия «Рыбаков Фонда», что самое важное в гармоничной семейной жизни и какое образование поможет построить бизнес, узнавала «Жажда».

– Вы красивая женщина, мама четверых детей – при этом возглавляете крупный фонд. Расскажите, как вы все успеваете?

– Все успевать невозможно. Это иллюзия. Когда у человека много дел и все надо успеть, приходится выбирать. И такой выбор помогает четко расставить приоритеты. Ты сразу понимаешь, что действительно ценно, а что вторично.

– А что стоит у вас на первом месте сейчас?

– На первом месте по-прежнему остается семья. Но я очень рада, что мы с Игорем создали фонд, который для нас многое значит.

– Как вы пришли к тому, что быть лишь хранительницей очага для вас недостаточно?

– Даже «работая» домохозяйкой, в глубине души я знала, что стану кем-то еще. Просто на тот момент для меня было важно посвящать себя только семье. Я такой человек – отдаюсь полностью тому, чем занимаюсь. В какой-то момент пришло понимание, что я готова, что хочу и могу делать что-то еще. Как раз тогда у нас с мужем возникла идея создать фонд.

– Благодаря этому появился «Рыбаков Фонд». В чем специфика его работы?

– Фонд – это отражение ценностей нашей семьи, ее продолжение. Миссия фонда – это миссия нашей семьи. Сложно четко разделить эти две вещи.

Мы задумали фонд как организацию, которая будет менять культуру социального взаимодействия. Хочется, чтобы в основе связей между людьми лежало доверие, чтобы каждый мог активировать собственный потенциал. Наш фонд – среда, в которой зарождаются проекты, способные благоприятно влиять на общество в целом. Для нас важно развитие предпринимательства, некоммерческого сектора и современного образования, отвечающего на запросы общества.

– Сейчас некоторые предприниматели говорят, что высшее образование не играет особой роли для тех, кто хочет добиться успеха. Вы разделяете эту позицию?

– Я бы не обобщала. Ведь вузы разные, и люди в вузы идут разные и с разными целями. Важно понимать, что в современном мире образование не ограничивается только университетом. Для человека, который хочет развивать свой бизнес, университетского диплома недостаточно: необходима практика. Образование однозначно шагнуло за рамки официальных учебных заведений.

– Если коснуться ваших детей – они будут получать высшее образование в России?

– Школу дети заканчивают в России. В период взросления образование – не единственное, что определяет успех. Также важно, что они получают в семье. Мы с мужем хотим, чтобы положенное время дети провели с нами и стали самостоятельными и образованными людьми.

Мы не хотим влиять на выбор нашими детьми учебного заведения – хотелось бы, чтобы это было их собственным решением. Старшая дочь выбрала обучение в России, в МФТИ. Мы очень ею гордимся и поддерживаем во всем.

– Вы с мужем ведете совместное дело, а значит, проводите много времени вместе. Как вам удается поддерживать гармонию не только в личных делах, но и в работе?

– У меня было время поразмышлять над этим вопросом. Благодаря длинному пути, который не всегда был легким и прямым, мы поняли, как важно не конкурировать, не выяснять, кто прав, но поддерживать друг друга. Каждый из нас прав по-своему, и все, что нужно, – это найти то, где две правды сольются воедино. Мы с Игорем равноценные партнеры, которые друг друга дополняют. Я не вижу деятельности фонда без него и думаю, это взаимно. В одиночку ни ему, ни мне такое не осилить.

– Вы разделяете зоны ответственности – кто и чем занимается?

– Мы с Игорем являемся членами Совета фонда. Наша задача – определить и сформулировать его миссию. Также я вхожу в правление, которое принимает ключевые решения, а операционную деятельность ведет команда. Мы считаем сотрудников партнерами, полностью разделяющими наши ценности, на которых можно положиться.

– Сложно быть успешной женщиной? Приходилось ли вам сталкиваться с предубеждением со стороны мужчин?

– Успешной женщиной быть сложно, неуспешной – еще сложнее. Предубеждения со стороны мужчин я отношу не на свой, а на их счет.

– Были ли случаи, когда в решении деловых вопросов вам помогали женские хитрости и обаяние?

– Пожалуй, интуитивно я это делаю. Например, когда что-то не понимаю, могу легко признаться, что в этом вопросе не сильна и попросить помощи у других. Мне кажется, что мужчины редко могут себе это позволить. Им нужно чувствовать себя всезнающими.

– У вас настолько динамичная жизнь, множество дел в течение дня. Как вы справляетесь со стрессовыми ситуациями? Где берете силы?

– Я использую одно средство – проговариваю проблему с человеком, который готов выслушать и поддержать. Чаще всего этот человек – Игорь. Я очень благодарна ему за то, что он помогает мне справиться с тревогами. Стресс – это всегда следствие страха, но рядом с мужем мне не страшно ничего.

Я придерживаюсь теории потока, когда ты следуешь своему призванию, и это делает тебя счастливым. Я очень увлечена тем, чем занимаюсь, и это придает силы. Верю в наш фонд, в значимость идеи и в то, что все не случайно.

– Из каких событий состоит ваш день?

– Каждое утро у нас совместный завтрак, затем нужно развести детей в школы – они учатся в разных – и погулять с собакой. Потом я еду в фонд, где ежедневно проходят разные мероприятия, встречи, совещания. Мне очень помогает возможность выстраивать самой свой график. Я стала спокойно относиться к тому, что не успеваю сделать все – раньше меня это огорчало.

– Что помогает построить счастливую семью?

– Мне помогает отношение к семье как к ценности более высокого порядка. Семья для меня важнее, чем каждый из ее членов по отдельности. Например, если чего-то хочется мне одной, я понимаю, что это приоритет второго плана. На первом месте всегда то, что в интересах семьи в целом. Я думаю, Игорь ответил бы так же. Наверное, это и есть секрет.

– Важна ли для женщины самореализация и почему?

– Я уверена, что очень важна. Необходимо чувствовать себя цельной личностью. Не нужно ограничиваться привычными женскими ролями.

– Кем из предпринимателей вы восхищаетесь?

– Не могу не упомянуть Оскара Хартманна с его харизмой и энергией. Он является председателем попечительского совета нашего фонда и во многом нам помогает. У него чудесная семья, и он прекрасный партнер. Также Сергей Колесников – единственный партнер Игоря в компании «Технониколь» с момента ее основания.

– Какие качества важны для предпринимателя?

– Оптимизм и вера в будущее. Мне кажется, это самое главное. В России существует острая нехватка предпринимателей, но динамика роста уже радует.

– Вам знакомо такое понятие, как «жажда бизнеса»?

– Да, у мужа даже книга вышла с таким названием. Жажда – это сильная потребность в чем-то. Пока человек не приступает к действиям, чтобы утолить свою жажду, это состояние крайне некомфортно. Очень часто люди действуют, еще не понимая, чего они жаждут. Это некий поиск себя. Получается, что занятие бизнесом – это инструмент самопознания.

– Вы можете дать совет, с чего нужно начинать собственное дело?

– Я бы посоветовала определиться с нишей. А чтобы ее выбрать, необходимо ответить на 3 вопроса. Первый: чем я могу быть полезен? Второй: что у меня хорошо получается делать? Третий: что мне приносит удовольствие? Каждый из вопросов важен, нужно только найти точку, в которой сойдутся все три ответа.

Екатерина Рыбакова, 45 лет, Москва

Председатель Правления «Рыбаков Фонда».

Основала фонд вместе с мужем – Игорем Рыбаковым, совладельцем компании «ТЕХНОНИКОЛЬ».

На финансирование деятельности фонда в 2017 было выделено 600 млн рублей.

Кратко

Основная черта характера?

Что вы цените в людях?

Какое путешествие запомнилось больше всего?

Вместе с детьми на Камчатку к медведям.

Последняя прочитанная книга?

Павел Басинский «Лев Толстой: Бегство из рая».

Подарок, который вам запомнился?

На 20-ю годовщину свадьбы Игорь устроил незабываемый бал во дворце.

Главный источник вдохновения?

О чем вы жалеете?

Жизненное правило?

Стремитесь сначала понять, а потом быть понятым.